МОЙ ДЕНЬ

Наконец-то настало утро этого знаменательного для меня дня. Впервые, за все время моей службы в специальных войсках, мне поручили настоящее задание. Как говорят у нас в батальоне: мне выпало «соло». То есть сегодня без группы, без помощников мне предстояло проникнуть на межпланетные переговоры. Точнее, доставить туда в целости и сохранности, двух барышень, которые, под маской штатных психологов из другой галактики, выведают все нужные нам тайны.

В общем, все началось так:

Рано утром я пришел в штаб, получил наряд-задание, оружие и двух очаровательных спутниц. Блондинки, в деловых, очень соблазнительных костюмах, сразу улыбнулись мне и поприветствовали.

Закинув на плечо дробовик, а на пояс повесив кобуру с пистолетом, я взял их под руки и мы вышли на улицу. Денек, надо признать, выдался так себе. С самого утра небо затянули синие тучи и было довольно прохладно. Погода хмурилась и, кажется, собирался дождь.

Спустя час езды на военном УАЗике, мы прибыли на место. Я припарковал машину и мы двинулись к зданию. Оно располагалось на территории бывшего детского сада, где даже двор не успели переоборудовать. Там все еще ржавели старые карусели, стояла веранда с прохудившейся крышей, песочницы со сломанными бортиками и еще много разного хлама, напоминающего о присутствии когда-то здесь детей.

Зато с охраной у них было все в порядке. Два здоровенных бугая, у  входа, обыскали нас и конфисковали все мое оружие, забрали даже подарочный перочинный нож.

Войдя, наконец в здание, мы поразились его архитектуре. С улицы оно выглядело обычным кирпичным домиком в три этажа, но внутри же явно использовалось пятое измерение. Залы и холлы перемежались с кладовками и уборными. А мраморные лестницы связывали бессчётное количество этажей. Мы стали подниматься, а может, и опускаться по бесконечным лестничным пролетам. Один раз попали даже в подвал.

Спускаясь вниз по очередным мраморным ступенькам, мы увидели толпу инопланетных существ идущих к нам навстречу.

— Смотри, у них синие лица, — прошептала мне одна из девушек.

— Ну да, а так они очень похожи на людей, — тихо ответил я. – Видимо они приехали просить независимости.

Минуя делегацию, мы завернули в курилку. Я следовал карте и, по заданию нужно было идти именно здесь. Как и в обычном месте для курения тут было ужасно дымно. А в соседнем помещении галдела очередь, выражая свое недовольство по какому-то поводу.

Чтобы не привлекать внимание, я занял очередь, будто нам тоже туда надо, и мы отошли в сторону, чтобы постоять в тишине. Я снова открыл план здания и начал думать как идти дальше. Мы были людьми, которых здесь недолюбливали. И проблема была не только во внешности, а в самой нашей сущности. Многие инопланетные расы имели схожий с людским облик, но те, у кого есть чуйка, сразу различали естество. Поэтому наша задача была как можно быстрее проскользнуть мимо всех, чтобы они не успели ничего заподозрить.

А девочек как будто ничего не заботило, они весело о чем-то разговаривали. Ну и правильно, ведь меня наняли для решения их забот. Они стояли, смеялись и были так милы в этот момент, что на мгновение я забыл о плане и мной овладели животные страсти. На секунду я позабыл о своей миссии и начал бесцеремонно к ним приставать. Мой рассудок говорил: «Так нельзя, остановись», а тело утверждало обратное. Виной всему был ядовитый дым местных сигар. Он не опасен для других, но на человеческую расу он действует непредсказуемо.

Я почти поцеловал одну из своих спутниц, но внезапный крик отрезвил меня. Очередь подозрительно зашевелилась, расступаясь вокруг особы, которая пронзительно смотрела в мою сторону. Она и издала боевой клич. Я сразу понял – это подстава! Времени размышлять не было. Я ринулся к выходу и, толкнув двери, пулей вылетел на улицу. Там стояла непроглядная тьма и лил сильный дождь. Внезапная молния осветила охранника, стоявшего у песочницы. Оружия у меня не было, поэтому, схватив с земли камень, я швырнул его ему в голову. Я перепрыгнул песочницу и поднял упавший на землю автомат. И вовремя: из здания за мной уже несся патруль. Экономя патроны, я бросил второй камень в бочку с керосином, стоящую у входа. Она взорвалась, преградив им путь. Третий булыжник полетел в уцелевшего после взрыва охранника. Но тут подбежала новая партия солдат и они открыли огонь. Я перезарядил автомат и стал стрелять. Солдаты падали один за другим, но тут что-то сдавило мне шею сзади. Кто-то накинул на меня ремень и начал душить. Я врезал неприятелю под дых и вырвался. Он схватил меня за куртку, стянув ее. Я выхватил пистолет и прострелил ему голову. Бездыханное тело распласталось в грязи, отдав мне дробовик. Я выстрелил в оставшиеся бочки и взорвал их. Разгорелся настоящий пожарище. Я понял: надо бежать. Патронов мало, а погоня будет непременно.

Я схватил свою куртку, повисшую на карусели, выбежал за территорию и помчался вдоль забора.

Я бежал и прокручивал в голове только что минувшие события. Неужели девушки были не теми, за кого себя выдавали? Вспоминая их улыбки и полувзгляды я понял, что они не заигрывали со мной. Они давали сигналы кому-то в толпе. Но знает ли мое начальство, о том, что нас обвели вокруг пальца? Это оставалось загадкой для меня.

Куда сейчас бежать я знал. Перед заданием командир говорил мне, что в городе есть некий гравитационный лабиринт, пройдя через который, можно моментально скрыться от погони и оказаться в любом месте, в котором захочешь. С детства я ненавидел лабиринты, а на учениях вечно на них срезался. Но выбирать сейчас мне не приходилось.

Не помню, сколько я бежал… дождь хлестал по лицу и застилал мне глаза. Капли затекали в нос, рот и за воротник. Мои армейские берцы были по щиколотку в грязи и передвигать ноги делалось все труднее.

Наконец показался тот самый лабиринт. Я оглянулся и увидел мелькающего вдали солдата. Мои преследователи были близко. Прежде чем прыгнуть в неизвестность, я вспомнил слова нашего прапора о том, что внизу лабиринта ползает гигантский иноземный червь-слизень. Пока червяк не показался, я как мог сильнее подпрыгнул. Волна воздуха подхватила меня и понесла по трубам. Пролетая один за другим, светло-серые, почти белые коридоры лабиринта, меня невольно захлестнули дурные мысли о навсегда потерянном входе и недосягаемом выходе. Я стремительно летел дальше, но ничего кроме депрессивной пустоты не было видно.

«А что, если выхода и вовсе не предусмотрено?»  — вдруг подумалось мне. «Может быть – это сказки для новобранцев?»

Но что это? Где-то вдалеке забрезжил слабый свет. Неужели фортуна лабиринта все-таки улыбнулась и мне? Окрыленный надеждой, я полетел к выходу. Внезапно, когда я уже был близок, волна воздуха захлестнула меня и бесцеремонно выкинула вниз. Я чудом удержался, чуть не угодив к слизню. Переждав порыв ветра, я запрыгнул обратно в лабиринт и подлетел к свету. Но он оказался обычным тупиком. Увы… мое везение было лишь миражом.

Я вновь помчался по тоннелю в поисках выхода.

Откуда-то издалека донеслось шипение рации. Мне стало ясно, что преследователи уже достигли лабиринта. Нужно было спешить. Но как? Я повернул в очередную трубу и увидел конец тоннеля. Да, это был не просто свет тупика, как в прошлый раз. Сейчас вдали виднелись камни, а значит, впереди была земля и природа!

Подлетев ближе, я понял, что я полный дурак. Это был всего лишь мнимый выход. А экзамен по лабиринтам в академии я так и не сдал, мне дотянули оценку. Смешно, но сейчас от глупого зачета зависела вся моя жизнь. Солдаты вражеской армии явно знали законы лабиринта лучше меня и, уже вот-вот настигнут. Можно было поворачивать назад и сдаваться. Попасть в плен, но хотя бы сохранить себе жизнь. Но тут я вспомнил, что если хорошо разогнаться через мнимый выход, можно выбраться из тоннеля и продолжить свой путь уже вне лабиринта. Хоть ты и не переместишься, куда тебе надо как в случае настоящего выхода, но зато не умрешь в вечных скитаниях по трубам или не попадешь в лапы к врагу.

Не медля, я разогнался и ринулся на свет. Но встречным потоком уличного ветра меня сшибло на камни и, я опять чуть не угодил к червяку. Быстро запрыгнув обратно в тоннель, я услышал голоса отряда противника и уже совсем близко ко мне.

«Все… неужели это конец? И моя служба и жизнь окончатся так позорно – в лабиринте?» Нет, я не мог такого допустить.

Ну конечно! Оставался последний шанс: командир говорил о каком-то потайном ходе, который был закрыт как сейф. И он даже дал мне шифр.

Что есть сил я понесся по лабиринту, кружа по трубам. И вот удача! Вот она – дверь, похожая на крышку от сейфа, цвета мокрого асфальта, она так выделялась на фоне блеклых стен тоннеля. Я затормозил возле нее и стал рыться в карманах в поисках шифра.

Голоса, тем временем, становились слышны все отчетливее. Похоже, что солдаты были в нескольких трубах от меня. Наконец рука нашарила клочок бумаги с цифрами. Оставалось только одно «но»: код замка автоматически менялся после каждого нового открытия. Так что мой шифр подойдет, если за столь долгие годы дверь никто больше не открывал. Затаив дыхание я набрал нужную комбинацию и вот раздался заветный щелчок. Засов открылся! Цифры на электронном табло сбились до нуля и дверь слегка отъехала. Изнутри вышел белый пар. Едва вражеский командир сказал: «Он где-то близко», я толкнул дверь и очутился в странной комнате.

Внутри было довольно холодно. В левом конце этого длинного помещения стоял шкаф, кресло и стол. Обстановка напоминала кабинет лет эдак второй мировой. Справой стороны, комната была похожа на школьный музей космонавтики. Стояло сиденье, в котором сидел и правда, манекен космонавта. А за сиденьем было много разного хлама, посреди которого было установлено чучело собаки, чем-то похожей на койота или лису. Я подошел к ней, чтобы рассмотреть поближе. Рыжая с подпалинами жесткая шерсть была покрыта инеем, как после долгой заморозки. Я наклонился и протянул к ней руку, желая потрогать.

Внезапно собака вздохнула. От неожиданности я вздрогнул и отдернул руку.

— Ну наконец-то, хоть кто-то открыл эту чертову дверь! – сказало животное.

— Что? – только и смог выдавить я от удивления.

— Эта комната оборудовалась как криогенная камера и ее решили закрыть на время, чтобы проверить исправность. А я забыл тут кое-какие свои вещи и вернулся, чтобы забрать их. Эти паршивые люди меня не заметили и закрыли дверь. Я и гавкнуть не успел, как заморозился. А потом еще построили этот дурацкий лабиринт и дорогу к двери вообще не смогли найти, так я и стоял тут целую вечность, размышляя о всякой ерунде. Представляешь, даже поспать нормально не мог!

Мне стало жалко пса, и я решил открыть окна, чтобы он подышал свежим воздухом. Параллельная выходу стена, вся состояла из ставен. Я распахнул их и комната стала походить на лоджию. Я открыл все окна. И в помещении сразу посветлело. За то время, что я провел в лабиринте, погода наладилась и теперь ярко светило предзакатное солнце. Воздух был свежий после дождя. Я посмотрел вдаль. Там виднелось полуразрушенное здание. Казалось, будто оно стоит посреди пустыни, так как везде были песчаные дюны и огромные каменные валуны.

Вдруг, снизу послышался чей-то разговор. Я пригнулся. Голос был моего командира. Я выглянул и действительно, мой начальник шел с проводником и двумя своими помощниками. Одному из них он что-то объяснял. Я прислушался.

— … нет, все кончено. Я так и знал, что по-другому не будет. Ему не справится с противником. Они все равно, сильнее нас. Я принял решение: мы передадим его им, пускай сами разбираются, а на вырученные деньги лучше обучим нового солдата.

Меня обуяла неописуемая волна гнева, негодования и ужаса.

Как мой командир мог так поступить? Он послал меня на задание, заведомо зная, что мне его не выполнить. Он буквально продал меня врагу!

Голоса возобновились. Командир и помощники завернули за угол и там, видимо, встретились с вражеским командованием.

— Забирайте. Он где-то тут, поблизости. Ваши солдаты его скоро найдут.

Сейчас я был уверен, что мой командир знает где я и, может уже указывает врагу, в каком направлении меня искать. Выбора не было, медлить больше нельзя. Я не могу сидеть здесь и дожидаться своего конца.

Я подбежал к собаке, желая спросить, пойдет ли она со мной. Мне понравился этот пес и я решил вытащить его отсюда. Но вместо красивого животного я увидел нечто сморщенное, лежащее на полу. И оно вяло сказало:

— Нет, я никуда уже не пойду. Я должен был умереть много лет назад со своей семьей, и я рад, что сейчас наконец-то смогу к ним присоединиться.

Я оставил собаку. Перемахнув через парапет, я спрыгнул на раскаленный песок и через обломки и камни побежал к заброшенному зданию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *