Босиком от любви

Босиком от любви

Был конец декабря. В кое-то веки, мы с друзьями решили отметить новый год все вместе. Они пришли ко мне, в старенькую однушку на девятом этаже. Принесли много вкусного к столу. Машка и Анька сразу пошли на кухню готовить праздничный ужин. А мы с Дэном уселись на диван, болтали и щелкали программы на телевизоре в поиске новогодней передачи.

— Сашка то к тебе приедет? — спросил он меня, имея ввиду мою девушку.
— Нет, она в этот раз с семьей решила праздновать, — ответила я, как можно непринужденнее, потому что это снова выглядело так, будто я ее прячу ото всех. А мои гетеросексуальные друзья уже давно жаждали с ней познакомиться. — Зато, Алина обещалась заехать, повидаться.
— Да уж, давно вы с ней не виделись, — заметил Дэн, который был в курсе всех моих отношений.

Алина являлась моей бывшей. Мы расстались около двух лет назад и очень тяжело. Точнее, мне было тяжело отпускать ее. А может, я до сих пор ее любила… Честно говоря, я и сама до конца не понимала, зачем ей вдруг понадобилось приезжать.

Все это время мы, хоть и натужно, но все же общались, пытались поддерживать дружескую связь. И, я практически смирилась, что в моей жизни теперь есть такой плохой друг, как она: закрытый, неразговорчивый и… невыносимо родной. Видимо, для закрепления «дружбы» она и решила наведаться.

Аля приехала ближе к вечеру. Привезла с собой домашние соленья и привет от бабушки.

— Здравствуй, Алин. Как добралась? — поприветствовал Дэн мою подругу.
— Привет! Пробок нет, но снег метет.
— Аля привет! – крикнули девчонки из кухни.

Все мои лучшие друзья хорошо знали Алину, а также всю подноготную наших с ней отношений. Я просто не могла держать в себе ту бурю эмоций, которые она во мне пробуждала.

— Маш, Ань, вы как, справляетесь? – спросила я девчонок. – Мы сейчас вам поможем с готовкой.
— Все нормально, только мы мандарины забыли, — ответила Машка.
— Их мы берем на себя! – весело ответила я ей.

Мы с Алиной прогулялись до магазина и купили фруктов. По дороге вкратце рассказали друг другу, как у нас дела.
Пришли домой, разгрузили пакеты, нарезали салаты и поболтали с девчонками. Денис смотрел маленький телевизор на холодильнике и потягивал пиво.

— Ребят, мы пойдем в комнате немного поваляемся, Аля отдохнет с дороги, — сказала я друзьям.
— Давайте, а мы пока тут, — понимающе подмигнула мне Машка.

Закрыв дверь, я осталась наедине с Алиной. Как в старые времена мы, в полутьме, валялись на моей кровати и обнимали друг друга. Сейчас Алина была так близко. Я робко протянула руку и провела пальцами по ее плечу. Аля не отстранилась. Все внутри у меня радостно затрепетало. Будто бы надежда снова зародилась в душе. Я касалась ее. Гладила по щекам, шее, проводила рукой по ее светлым волосам, а она как прежде, смотрела на меня горящими глазами.

— Я так соскучилась, — прошептала Алина мне в самое ухо.

От ее дыхания и этих слов у меня моментально закружилась голова и я жарким поцелуем припала к ее шее, еле сдерживая телесную дрожь. Но тут я резко опомнилась и отстранилась от нее. Не может быть все так гладко. Она столько лет терзала меня и не давала приблизиться. Словно холодной водой окатила меня эта мысль.

— А как же твоя девушка? — спросила я. — Ты же так боялась ей изменять, — я съязвила, чувствуя, что желание, наконец, спадает.
— Ну знаешь, там свои трудности начались. Наверно мы расстанемся. А с тобой мы вроде неплохо общаемся сейчас, — как всегда немногословная, выдавила Алина фразы.
— Что ты предлагаешь? – напряглась я.
— Эм… Я могла бы как раньше приезжать к тебе, мы бы гуляли, болтали, занимались сексом. Нам же хорошо вместе.
— То есть ты хочешь встречаться?
— Да.
— И быть вместе? — мое сердце бешено застучало вновь. Сейчас я молилась, чтобы она дала только один ответ — положительный. В эту секунду, кажется, я бы позабыла все на свете, лишь бы снова быть с ней.
— Не, ну это уже извращение какое-то. Я предлагаю просто встречи.

Эта фраза снова обдала меня льдом и отрезвила. Алина не изменилась. Она не хочет отношений со мной. Видимо, ей просто доставляет удовольствие мучить меня и пользоваться моей любовью.

«Извращение?» — прокрутила я слово еще несколько раз про себя.
«Да это ее предложение – извращение!»

Я вспомнила, вдруг, Римму, свою подругу по переписке. Представила, как завтра вечером поплачусь ей в чате, расскажу про очередную выходку Алины. Ведь Римма меня понимает. Она утешит, поддержит. Но тут же всплыли воспоминания, как когда-то давно мы пробовали с ней встречаться. Вернее, я, точно так же как сейчас Аля предлагает мне встречи, предлагала встречи Римме. А она была влюблена в меня и не желала делить ни с кем другим. Наверное, как и мне сейчас, тогда ей казалось мое предложение — извращением.

Аля наблюдала в полутьме, как меняется мое лицо, после ее слов. Как каменеет и потухает взгляд. Холодеют руки, которые еще минуту назад жарко обнимали ее.

— Знаешь, я, пожалуй, поеду, — прервала она мои размышления.
— Да, ты права. Тебе пора, — сухо согласилась я. А внутри все клокотало и переворачивалось. Я не была готова к такому повороту. Не снова.

Мы вышли из комнаты. Дэн, увидев, что помещение свободно, поспешил на балкон курить. Девчонки пили вино на кухне.

— У нас почти все готово. Идете к столу? – спросила нас Аня.
— Нет, спасибо, я уже уезжаю, — ответила ей Алина.
— Быстро. Что-то случилось?
— Да…там… дела…

В коридоре, чтобы ребята нас не видели, я открыла дверь кладовки и мы встали за ней. Внутри у меня продолжало все сжиматься. Я будто опять теряла свою любовь. Переживала разлуку вновь и вновь.

— То есть, по-твоему, нормальные отношения – это извращение?! – не выдержала я и надрывно ей прошептала.
— А постоянно требовать моей любви – это не изврат?! – бросила она в ответ и добавила, глядя на меня широко распахнутыми голубыми глазами: — Малыш, я не возьму тебя обратно.

Сердце у меня в груди сжалось еще сильнее при этих словах. Она как будто дала мне пощечину. «Ну зачем я снова впустила ее к себе в душу? Зачем? Знала же, что так все и будет» — завертелись лихорадочно мысли.

Аля надела куртку и подняла с пола рюкзак.

— Алин, уже уезжаешь? – спросил вышедший из комнаты Денис.
— Да, надо ехать. Пока! – попрощалась моя подруга и, мы вышли из квартиры.
— Сейчас приду, — оглянувшись, сказала я Дэну.

Мы вышли на освещаемую желтым светом лампы лестничную клетку и спустились на пару пролетов вниз.

— Аль, ты в шлепанцах ушла, — заметила я. – Вернешься?
— Нет, примета плохая. Когда-нибудь потом заберу, может. А сейчас до машины так добегу.
— Ну как знаешь. Давай помогу.

Я вдруг забыла все плохое, взглянув на нее, такую беззащитную, некогда мою, малышку. Не смотря ни на что, я продолжала любить ее и не хотела, чтобы она страдала, никак.
Я подхватила Алину на руки, чтобы она не простудилась, идя практически босиком. Она оказалась внезапно легкой, или же от переполняющих меня чувств, я не замечала веса.
Я держала ее такую родную и любимую на руках и готова была нести до самой машины. Она подняла голову и стыдливо посмотрела на меня. Я заметила муки совести в ее глазах и не выдержала. Я наклонилась к ней и жарко поцеловала в горячие губы. А потом еще и еще. Любила ее опять, каждой клеточкой своего тела. А она страстно отвечала на мои поцелуи вновь и вновь.

Мы спустившись еще на один пролет, и тут, путь мне преградил внезапно появившийся из неоткуда мужчина в красной клетчатой рубашке. Я попыталась обойти его, но он словно нарочно не пускал нас.

— И не стыдно вам передо мной? – спросил он, глядя мне в глаза.
— Мне нет, — сухо бросила я, обходя его.

Он с укоризной оглядел меня, держащую на руках девушку, из последних сил пытающуюся унять свои рвущие душу чувства.

— Эх, полно убиваться тебе! Сколько их еще будет в твоей жизни, разных! – внезапно сказал он, уже поднимаясь дальше по лестнице. Он будто увидел меня насквозь. – Я ведь из Москвы, я все понимаю. Что передо мной прятаться?

Аля молча наблюдала за нашим с ним разговором и, ждала, когда мужчина скроется из виду. А я будто остолбенела после его слов. Стояла не двигаясь, уставившись в никуда невидящим взглядом.

— Что ж ты? – смехом бросила она сквозь слезы, видимо заметив, что теряет со мной связь.
— Чего? – переспросила я, увидев, что она почти плачет.
— Жопку не целуешь-то? – пытаясь съязвить, давясь слезами, ответила Алина.
— Была бы моей – целовала бы, — преодолевая ком в горле, ответила я ей. – Везде бы целовала, — добавила я и прижала ее голову к своей груди, чувствуя, как горячие слезы текут под моей ладонью. Я баюкала ее у себя на руках, как бы успокаивая нас обеих, понимая, что в одночасье все изменилось.

После слов этого странного незнакомца мне будто стало легче. Я выпрямилась, подняла подбородок и глубоко вздохнув, посмотрела в старенькое окно. За стеклом и зеленой облезлой рамой было темно. На улице крупными хлопьями шел снег. Но я не собиралась больше жалеть ни себя, ни ее. Нужно было оторвать Алю от сердца раз и навсегда. Я еще раз сделала глубокий вдох, собираясь с духом и, поставила Алину на холодный кафельный пол.

— Тебе пора.
— Хорошо, — тихо сказала она и опустила глаза.

Я тоже перевела взгляд в пол и еще раз взглянула на ее босые ноги.

— Далеко у тебя машина стоит?
— Там, за магазином.
— Дойдешь?
— Куда я денусь. Добегу. Все нормально.
— Пока.
— Пока.

Аля побежала вниз по лестнице, перескакивая через ступеньки. А я пошла наверх, в квартиру. Из двери уже выглядывал Денис, озабоченный моим долгим отсутствием. Увидев меня, он приветливо заулыбался и, распахнув дверь, пропустил меня домой.